ЗАКАЗ ДИСКОВ

4isla.com.ua

CТАС К

CТАС К

Прочёл статью о писателях, которые в школах продают свои творения в обязательном порядке, вспомнил, как это было со мной.
Это было во втором классе. Тоже нас собрали в актовом зале, пришёл дядька, который показывал книгу с картинкой на обложке, которая мне сразу не понравилась, но ведь это Писатель, и раз он Написал, то Книга не может быть плохой, тем более я впервые видел живого Писателя и сразу же представил себе, что я на встрече с Виктором Драгунским. Оказалось всё иначе. Хорошо помню свои впечатления, кстати. Тогда все в обязательном - а так как это были новые правила поведения, то по своей натуре я сперва в них разбираюсь, а потом ищу свои пути - порядке подходили к Писателю и он ставил свой Автограф.
И вот я подхожу, протягиваю ему его же книгу, которую только что купил, даже не открывая, и тут он подписывает с таким небрежным видом, будто это он мне делает одолжение, а не я только что ему сделал. Это был первый звоночек. Второй и главный был, когда я открыл дома Книгу (а я иначе и не относился к этим предметам, априори считал, что Книга не может быть плохой) с этой жуткой иллюстрацией. Кстати, это была книга сказок, народных закарпатских (!) сказок и та самая картинка была в стиле "художник думал, что только в стиле Пикассо стоит оформлять детские книги". Я в то время скупал такие небольшие книжицы сказок народов мира, они выпусками выходили, так как дома уже все свои давно перечитал, потому даже обрадовался, что вот у меня теперь есть что-то из края, где я расту и живу. Это была катастрофа. Никчёмная книга, написанная на странном суржике (закарпатский говор, как я теперь понимаю), совершенно в диком стиле, который противопоказан детям, но самое то для стариков, видать, так как моя бабушка (сама из Кубани) читала с удовольствием. Шрифт, даже тот вызывал отторжение. Глядя на вложенные отдельно иллюстрации хотелось, чтобы художник, их нарисовавший, сам жил среди тех людей и сам был таким же вывернутым наизнанку. Я начинал (я же был усердный и честный) одну, вторую, третью история и не мог ни понять, что там, ни кто там, ни вообще зачем они там! Какие-то бабы и мужики в хатах со своим бытом - разве это сказки?
Я спасался английскими, немецкими, норвежскими, русскими, любыми сказками, но только не украинскими, у меня на них аллергия началась именно с того момента.
Правда, в последствии мне попала в руки книга украинских - настоящих - сказок. Страшнее сказок я в жизни не читал (а я почти и не читал её, правда, боялся), но какой трепет ощущал, глядя на неё. Помню сказку про кикимору. Я боялся спать после этого, но какие впечатления, ух!
В общем, я закрыл ту книгу, разочарованный по многим аспектам, как локальным, так и глобально-культурным (а ребёнка разочаровать легче лёгкого, сами знаете, насколько это тонкий лёд) и понял, что доверять писателям нельзя, потому что, оказывается, себя любой может назвать писателем, если у него есть книга, но для них это предмет, а значит и они тоже предметы и заглавные буквы им не положены.
Когда мы уже через годы делали ремонт и решали, какие книги оставлять, а какие не нужны, то именно этот 400-страничный опус, всё ещё девственно-белый и хрустящий первым был изгнан. Это была первая моя книга, которую я выкинул.
Прочёл статью о писателях, которые в школах продают свои творения в обязательном порядке, вспомнил, как это было со мной.
Это было во втором классе. Тоже нас собрали в актовом зале, пришёл дядька, который показывал книгу с картинкой на обложке, которая мне сразу не понравилась, но ведь это Писатель, и раз он Написал, то Книга не может быть плохой, тем более я впервые видел живого Писателя и сразу же представил себе, что я на встрече с Виктором Драгунским. Оказалось всё иначе. Хорошо помню свои впечатления, кстати. Тогда все в обязательном порядке  - а так как это были новые правила поведения, то по своей натуре я сперва в них разбираюсь, а потом ищу свои пути - подходили к Писателю и он ставил свой Автограф. И вот я подхожу, протягиваю ему его же книгу, которую только что купил, даже не открывая, и он подписывает форзац с таким небрежным видом, будто это он мне делает одолжение, а не я только что ему сделал. Это был первый звоночек. Второй и главный был, когда я открыл дома Книгу (а я иначе и не относился к этим предметам, априори считал, что Книга не может быть плохой) с этой жуткой иллюстрацией. Кстати, это была книга сказок, народных закарпатских (!) сказок и та самая картинка была в стиле "художник думал, что оформлять детскую литературу необходимо только в стиле Пикассо". Я в то время скупал такие небольшие книжицы сказок народов мира, они выпусками выходили, так как дома уже все свои давно перечитал, потому даже обрадовался, что вот у меня теперь есть что-то из края, где я расту и живу. Это была катастрофа. Никчёмная книга, написанная на странном суржике (закарпатский говор, как я теперь понимаю), совершенно в диком стиле, который противопоказан детям, но самое то для стариков, видать, так как моя бабушка (сама из Кубани) читала с удовольствием. Шрифт, даже тот вызывал отторжение. Глядя на вложенные отдельно иллюстрации хотелось, чтобы художник, их нарисовавший, сам жил среди тех людей и сам был таким же вывернутым наизнанку. Я начинал (я же был усердный и честный) одну, вторую, третью историю и не мог ни понять, ни что там, ни кто там, ни вообще зачем они там! Какие-то бабы и мужики в хатах со своим бытом - разве это сказки? Я спасался английскими, немецкими, норвежскими, русскими, любыми сказками, но только не украинскими, у меня на них аллергия началась именно с того момента. Правда, в последствии мне попала в руки книга украинских - настоящих - сказок. Страшнее сказок я в жизни не читал (а я почти и не читал её, честное слово, боялся), но какой трепет ощущал, глядя на неё. Помню сказку про кикимору. Я боялся спать после этого, думая, что хоть мы и на четвёртом этаже, но она может прийти за сестрой, а потом же я не найду её, страшно было, но какие впечатления, ух!
В общем, я закрыл ту книгу, разочарованный по многим аспектам, как локальным, так и глобально-культурным (а ребёнка разочаровать легче лёгкого, сами знаете, насколько это тонкий лёд) и понял, что доверять писателям нельзя, потому что, оказывается, себя любой может назвать писателем, если у него есть книга, но для них это предмет, а значит и они тоже предметы и заглавные буквы им не положены. Когда мы уже через годы делали ремонт и решали, какие книги оставлять, а какие не нужны, то именно этот 400-страничный опус, всё ещё девственно-белый и хрустящий первым был изгнан. Кстати, это была первая моя книга, которую я выкинул.

Я редко пишу что-либо. Больше сказывается не отсутствие мыслей (ха-ха), а банальная лень. Что ж посмотрим, насколько мне удасться с ней посоперничать - или, правильнее будет сказать, удалось - ведь вы это читаете, не так ли? Волей-неволей всё нижеописанное приобретает некие черты повествования, свойственные как раз тому, о ком я хочу написать. И о себе тоже, конечно, вернее о нашем долгом сотрудничестве, которое до сих пор живо и меня это несказанно радует.А речь пойдёт о Стивене Кинге. Да-да, именно о великом "короле ужасов", самом экранизируемом писателе и просто мастере своего дела.

На днях дочитал чудесную книгу воспоминаний непосредственных творцов такого события в истории ещё той страны, как "АССА". Сам фильм мне никогда не был близок ни сюжетом, ни реализацией, но с самого начала меня привлекал именно тот бунтарский дух, которым наполнен фильм и вся эта энергетика творческих личностей, которые наполнили доверху и даже много через край эту идею!
Очень интересно читать воспоминания и узнавать те подробности, которые просто из-за своего возраста не мог знать при просмотре.

О том, что именно благодаря АССЕ Аквариум и КИНО стали рок-пророками своего времени.
О том, что именно Сергей Соловьёв, услышав на каком-то незаконном концерте новую песню Цоя "Мы ждём перемен" ещё за год до начала самих съёмок, ещё до того, как был написан сценарий и придумана сама фабула фильма, попросил того не исполнять её больше, пока не выйдет фильм. И ведь просто неким невероятным чутьём чувствовал, КАК эта песня взорвёт всех в одночасье! И что сам Цой её песней протеста вообще не считал. Да и много ещё о чём!
Там - целая ЭПОХА. И там - простые и реальные люди, которые делали и несли в мир то, чем дышали и жили. Только и всего. Но ведь именно это и необходимо, правда?

На днях дочитал чудесную книгу воспоминаний непосредственных творцов такого события в истории ещё той страны, как "АССА". Сам фильм мне никогда не был близок ни сюжетом, ни реализацией, но с самого начала меня привлекал именно тот бунтарский дух, которым наполнен фильм и вся эта энергетика творческих личностей, которые наполнили доверху и даже много через край эту идею!

Очень интересно читать воспоминания и узнавать те подробности, которые просто из-за своего возраста не мог знать при просмотре.

О том, что именно благодаря АССЕ Аквариум и КИНО стали рок-пророками своего времени. О том, что именно Сергей Соловьёв, услышав на каком-то незаконном концерте новую песню Цоя "Мы ждём перемен" ещё за год до начала самих съёмок, ещё до того, как был написан сценарий и придумана сама фабула фильма, попросил того не исполнять её больше, пока не выйдет фильм. И ведь просто неким невероятным чутьём чувствовал, КАК эта песня взорвёт всех в одночасье! И что сам Цой её песней протеста вообще не считал. Да и много ещё о чём!

Там - целая ЭПОХА.

И там - простые и реальные люди, которые делали и несли в мир то, чем дышали и жили.

Только и всего. Но ведь именно это и необходимо, правда?

Порой не ведая границ
Отчаянья и слабости,
В круговорот пустых зарниц
Плетёмся мы из данности.

Летим как белка в колесе
Путём своей никчёмности,
И стрелки лают в пустоте,
Отсчитывая горести.

И в этот миг одна мечта,
Один всего обет:
Где силы взять, чтоб снова стать,
Как девственный мольберт?...
Порой не ведая границ
Отчаянья и слабости,
В круговорот пустых зарниц
Плетёмся мы из данности.
Летим как белка в колесе
Путём своей никчёмности,
А стрелки лают в пустоте,
Отсчитывая горести.
И в этот миг одна мечта,
Один всего обет:
Где силы взять, чтоб снова стать,
Как девственный мольберт?..
Страница 1 из 2
 

shablon_3

"Любая лестница начинается на земле...

Тебе кажется, что ты никогда не сможешь выделиться

из серой массы людей, которые ежедневно,

не поднимая головы, пробегают эту жизнь от края до края.

Ты думаешь, что такой же, как все?

Что твои слова всё равно никто не услышит?

Что мир одному не изменить?

Нет!

Таких как ты больше нет!

Твое нежелание быть таким, как все уже меняет мир.

Наполни его своими Любовью и Добротой, и так же

захотят поступать и другие.

И вот, ты уже изменил этот Мир!

Ты - Гражданин Толпы!"

(Из аннотации к новому альбому группы «ЧИСЛА» «Гражданин Толпы»)

ЗАКАЗ ДИСКОВ

Обязательное поле *

 

Партнёры

mayak